Главная » Психологам

Подпишиcь на RSS или Почтовую рассылку

Рационально-эмотивная терапия . Часть 7. Практика

Настало время поговорить о том, как применять то, что мы узнали из предыдущих материалов. И первое, что мы с вами обсудим, — это совместную работу терапевта и пациента над активирующим событием.

Психолог

Психолог

В любом рассказе о событии можно выделить три составляющих – 1) что произошло на самом деле, 2) как человек воспринял произошедшее и 3) как человек оценил произошедшее.

Взяв за основу АСП-модель, можно с уверенностью сказать, что первые два элемента рассказа относятся к раздражителю, активирующему событию (А), последний же – это оценка, мнение, то есть относится к когнитивной сфере.

Между тем, первый и второй элементы тоже существенно различаются – первый элемент представляет собой подтвержденную реальность, то есть объективные сведения о событии, а второй представляет собой реальность воспринимаемую, то есть то, как выглядит событие в глазах рассказчика.

Когда пациент говорит: «Начальник разнес мою идею в пух и прах», в его словах смешиваются все три элемента: обсуждение идеи с начальством (событие), критика начальником идеи подчиненного (восприятие события подчиненным) и заключение о том, что начальник недоволен идеей и ее автором (оценка события подчиненным).

Что происходило на самом деле, можно понять только, если несколько человек были очевидцами события, слышали слова и тон, которым они говорились, и в большинстве своем сходятся на том, что идея нашего пациента действительно была раскритикована и отвергнута, а сам он получил головомойку. В этом случае можно было бы заключить, что в подтвержденной реальности наш пациент подвергся обидной для него критике.

В противном случае, не исключено, что начальник указал подчиненному на отдельные недостатки его идеи, а подчиненный, в силу особенностей своего восприятия, решил, что его идея начальника не устроила, и воспринял это как начальственный разнос.

Кроме того, следует различать два вида познания – описательное (констатация факта) и оценочное (оценка факта). Соответственно, слова «мнение», «суждение», «выводы» в нашей речи могут применяться как описательному, так и оценочному познанию. Однако сейчас нас, в первую очередь, интересует оценочное познание, поэтому давайте договоримся, что в дальнейшем терминами «мнение», «суждение» и т.п. мы будем обозначать рациональные и иррациональные суждения, с которыми имеет дело РЭТ-терапевт.

Таким образом, АСП-модель, с которой мы имеем дело, на этом этапе расширилась: активирующее событие (А) разделилось надвое – на А подтвержденное (то есть происходившее в действительности) и А воспринимаемое (то есть субъективное восприятие действительности пациентом).

Представьте себе: ваш пациент жалуется на депрессию. Причиной депрессии, по его словам, стало то, что на работе его не любят. Вы начинаете задавать вопросы и выясняете, что коллеги вашего пациента вообще не склонны к болтовне на рабочем месте, обсуждают, по большей части, служебные вопросы, изредка приглашают вашего пациента вместе пообедать, но тот всегда отказывается. Эту ситуацию можно описать так:

А подтвержденное – человека редко вовлекают в общий разговор или приглашают пообедать.

А воспринимаемое – «я непопулярен, никто меня не любит».

С – «быть непопулярным, никем не любимым ужасно».

П – у человека начинается депрессия.

Имейте в виду, что А воспринимаемое причиной отрицательных эмоций само по себе не является. В самом деле, многие люди считают (да вы и сами не раз наверняка так думали), что коллеги, сослуживцы – или часть их – косо поглядывают в вашу сторону. Но далеко не все впадают из-за этого в депрессию. Почему? Потому что не считают А воспринимаемое чем-то страшным. Таким образом, если бы наш пациент на этапе С  решил, что ему просто не везет, или даже посчитал отсутствие общения с коллегами преимуществом, он чувствовал бы себя совершенно по-другому.

Несколько расширив модель АСП и введя в нее А воспринимаемое, мы получаем три ситуации, в которых человек обращается к нам за помощью (четвертый случай, когда ситуация и воспринята, и оценена верно, скорее всего, не наш):

1) пациент неверно воспринимает ситуацию и ошибается в ее оценке.

2) пациент неправильно воспринимает ситуацию, но рационально ее оценивает

3) пациент воспринимает ситуацию правильно, но его суждения о ней иррациональны

Давайте попробуем выяснить, чем для нашего пациента чреваты три вышеописанные варианта:

Представьте себе:

1) Эту ситуацию мы уже рассматривали выше – в ней человек обратился к нам за помощью, поскольку страдал от депрессии.

2) А подтвержденное – человека редко вовлекают в общий разговор или приглашают пообедать.

А воспринимаемое – «я непопулярен, никто меня не любит».

С – «ну, не любят, ну и что? Переживу».

П – как вы думаете, будет ли расстраиваться человек, который воспринимает ситуацию именно так? Скорее всего, да. Но намного меньше, чем тот, который оценивает одиночество среди коллег как катастрофу.

3) А подтвержденное – человека редко вовлекают в общий разговор или приглашают пообедать.

А воспринимаемое – «похоже, на этот раз мне попались не слишком общительные коллеги».

С – «чертовски обидно, здесь даже поболтать не с кем» (еще более тяжелый вариант – «У всех так много работы, что им некогда даже поболтать. Почему же у меня есть свободное время? Неужели я делаю что-то не так?» или даже вышеупомянутое «быть непопулярным, никем не любимым ужасно».).

П – Как вы думаете, будет наш пациент расстроен в этом случае? Наверняка – да, и это несмотря на абсолютно рациональную оценку ситуации.

Давайте попробуем расставить наших гипотетических пациентов по ранжиру их реакций – в порядке убывания.

Совершенно ясно, что сильнее всего расстроится пациент с ошибочным восприятием ситуации (А воспринимаемое) и ее неверной оценкой (С) – это наш первый вариант, у него больше «пусковых кнопок» для включения иррационального хода мыслей.

Чуть меньше будет огорчен тот, кто воспринимает ситуацию правильно, но неверно ее оценивает – мы рассмотрели этот вариант под номером 3.

И легче всего перенесет случившееся человек, который пусть и воспринял ситуацию неверно, но составил о ней рациональное суждение – второй вариант.

Прежде чем идти дальше, давайте выясним, насколько хорошо мы ориентируемся в АСП-модели. Найдите в приведенных ниже высказываниях активирующее событие (А) и суждение (С):

— Я провалился на экзамене. Эх, и неудачник же я!

— Люди не хотят общаться со мной. Одиночества я не перенесу!

— Родители меня постоянно отчитывают. Они меня ненавидят…

— Это было самым сильным ударом в моей жизни. Жена сказала, что уходит от меня.

— Я ем как свинья. Похоже, во мне и впрямь ничего хорошего нет.

— Да у меня зарплата всего 60 тысяч рублей в месяц! Это, по-вашему, успех? Я что, должен этим довольствоваться?

— Ой, я так здорово провела время с Васей Петровым! Я ему и вправду нравлюсь и от этого чувствую себя такой значительной…

А теперь проверьте себя:

— «Я провалился на экзамене» – активирующее событие. «Эх, и неудачник же я!» — самооценка

— «Люди не хотят общаться со мной» — активирующее событие. «Одиночества я не перенесу!» — гедонистская оценка.

— «Родители меня постоянно отчитывают. Они меня ненавидят…» — активирующее событие, оценки не прозвучало

— «Это было самым сильным ударом в моей жизни» — оценка активирующего события. «Жена сказала, что уходит от меня» — активирующее событие

— «Я ем как свинья» — активирующее событие. «Похоже, во мне и впрямь ничего хорошего нет» — оценочное суждение о себе

— «Да у меня зарплата всего 60 тысяч рублей в месяц!» — активирующее событие (но слово «всего» предполагает оценку события). «Это, по-вашему, успех? Я что, должен этим довольствоваться?» — риторический вопрос, оценка активирующего события

— «Ой, я так здорово провела время с Васей Петровым!» — активирующее событие. «Я ему и вправду нравлюсь и от этого чувствую себя такой значительной…» — самооценка

Вернемся к нашим гипотетическим пациентам с необщительными коллегами. Мы с вами установили, что, несмотря на расхождение в восприятии событий и их оценке, расстроенными – в большей или меньшей степени – почувствуют себя все трое. Логичным будет предположить, что субъективный, оценочный компонент в А воспринимаемом все-таки оказывает влияние на С (главную причину наших проблем, согласно РЭТ-теории). Значит, методом РЭТ можно попробовать подкорректировать и искаженное восприятие событий.

Итак, что мы можем сделать, если наш пациент и ошибается в восприятии события, и оценивает его, мягко говоря, неверно?

Решить эту проблему можно двумя способами.

Первый предполагает акцентировать внимание на точности восприятия. То есть выяснить у пациента, кто именно – «никто» – его не любит, а также определить, как пациент судит об отношении окружающих, по какому критерию определяет, любят его или нет. Когда выяснится, что пациент в своем восприятии несколько преувеличивает остроту ситуации, можно будет объяснить, что и оценка его чересчур утрирована.

Альтернативный подход, предложенный рационально-эмотивной школой, предполагает первоочередную корректировку именно оценки ситуации. Так, на заявление нашего пациента о том, что его никто не любит, можно ответить: «Мы пока не можем судить с уверенностью, на самом ли деле вас не любит никто, но давайте ненадолго предположим, что это так. Что вы при этом ощущаете? Что вы себе говорите?» Таким образом, можно подкорректировать отношение пациента даже к ситуации, искаженной его восприятием. Тогда в реальной ситуации ему будет намного проще.

Авторитетно утверждать, что один подход лучше другого я не возьмусь – пока в этом направлении еще не велись серьезные исследования. Кроме того, очевидно, что точность восприятия раздражающей ситуации тоже играет немаловажную роль в последующих эмоциональных реакциях.

Между тем, стоит остановиться на нескольких подводных камнях, подстерегающих нас при применении первого способа решить проблему. Прежде всего, само по себе умение рационально воспринимать ситуацию еще не дает пациенту навыков корректировки отношения к ней и, соответственно, снижать эмоциональное давление. Представим на секундочку, что наш гипотетический пациент на самом деле оказался в ситуации, когда его не любит – никто. Чем поможет ему рациональное восприятие действительности без рациональных суждений о ней? В лучшем случае позволит смириться с судьбой.

Далее. Если пациенту сообщить, что он неправильно оценивает ситуацию, (то есть с места в карьер заявить, что он неправильно смотрит на вещи, что его жизненная позиция неверна), велик шанс, что человек почувствует себя непонятым, не ощутит ожидаемой от психотерапевта поддержки. Это может существенно затруднить контакт с ним.

Поэтому, пожалуй, для психотерапевтов без большого практического опыта лучше всего будет не оспаривать сразу восприятие пациентом А, а воспользоваться для начала вторым способом решения. Тем более, что в нашей жизни возможно все, возможны даже весьма скверные явления и ситуации, и пациент, научившийся искать лучшее решение для худшей альтернативы, легче справится как с обострением прежней проблемы, так и с новыми неприятностями.

В следующей статье мы с вами продолжим разговор о работе с раздражителями.

Google Bookmarks Memori.ru МоёМесто.ru

Сохраните страницу в закладках (кнопки выше) или подпишитесь на журнал по e-mail:


Прокомментируйте

Пожалуйста, решите пример: