Главная » Гармони«Я»

Подпишиcь на RSS или Почтовую рассылку

Игры на приеме у психотерапевта. Урок 12 цикла «Искусство общения»

Эта категория социальных трансакций встречается на разного рода психотерапевтических сеансах, как групповых, так и индивидуальных. «Водящими» в этих играх могут быть сам психотерапевт, пациенты и иные лица. По этому признаку игры на приеме у психотерапевта делятся на три категории. Первая – основной игрок психотерапевт /«психиатрия», «я всего лишь пытаюсь помочь вам»/, вторая – «водящий» — пациент /«крестьянка», «неимущий», «дурачок»/ и третья категория, в которую играют участники психотерапевтических групп, имеющие медицинское образование /«оранжерея»/.

Психолог советует

«Я всего лишь пытаюсь помочь вам».

Чаще всего в игру «я всего лишь пытаюсь помочь вам» играют работники различных служб социальной помощи. Большая часть подготовки, которую они проходят, прежде чем приступить к работе, заключается именно в обучении правилам данной игры. Но в нее могут играть и профессиональные психотерапевты.

Суть таких трансакций в том, что работник социальной помощи дает своему подопечному какой-либо совет либо рекомендацию, которые необходимы, по его мнению, для решения проблемы пациента. Через некоторое время пациент сообщает, что предложение консультанта не помогает. Последний, пожимая плечами, делает следующую попытку и дает новый совет. В глубине души у  него уже зарождается некое отчаяние, но «водящий» все равно будет давать новые рекомендации клиенту, потому что такова процедура и необходимо ей следовать.

Ситуация может усугубиться, если в качестве пациента будет выступать абсессивный человек, то есть склонный к навязчивым состояниям беспричинного отчаяния. Такой клиент со временем может лишить психотерапевта уверенности в своей адекватности. Самый худший оборот игра принимает, когда пациентом становится разозленный параноик, который после нескольких неудачных рекомендаций просто ворвется в кабинет психотерапевта и станет кричать: «Посмотрите, до чего вы меня довели!».  Именно в этот момент все копившееся отчаяние консультанта выплеснется наружу, он ощутит страшное смятение и обиду за людскую неблагодарность, произнеся ключевую фразу: «Я всего лишь пытался помочь вам».

Основным признаком, по которому игра отличается от истинной помощи психотерапевта пациенту, состоит в том, что в первом случае рекомендации дает консультант «ребенок», а во втором «взрослый». Скрытыми мотивами в игре являются заложенная в «ребенке» жизненная позиция – уверенность в неблагодарности всех людей. Он будет давать советы клиенту, страшась перспективы успеха и заранее зная, что его помощь все равно со временем отвергнут.

Опытный психотерапевт всегда может распознать, когда пациент приглашает его поиграть в игре «я всего лишь пытаюсь помочь вам» и тогда он воспользуется одним из способов уклониться от участия в ней. Можно просто проигнорировать все попытки клиента, что вводит его в отчаяние и агрессию, полезные для дальнейшей терапии. Самый простой способ уйти от участия в игре – включить клиента в психотерапевтическую группу, где другие подопечные помогут справиться с ситуацией. Излюбленный метод «киношных» психиатров – просто слушать пациента, не давать никаких советов, отмахиваясь от него фразой: «Я всего лишь врач, а не советчик».  Иногда выход из игры ищут сами пациенты, отказываясь принимать советы консультанта, рискуя в его лице нажить себе врага.

Целью игры «я всего лишь пытаюсь помочь вам» является избавление от чувства вины в виде внешних и внутренних «вознаграждений» — упреки клиента, «поглаживание» от начальства, уход от вопроса о собственной компетентности и усиление жизненной позиции в том, что все люди – неблагодарные.

«Психиатрия».

Прежде всего, необходимо отличать «психиатрию» — игру от «психиатрии» — процедуры. И в том и другом случае используются различные методы лечения – гипноз, медикаменты, групповые сеансы и так далее. «Психиатрия» как процедура выполняется профессионалами, знающими и придерживающимися основных понятий медицины: «не навреди», «я лечу, а исцеляет Бог», «целительная сила природы». Но играть в «психиатрию» могут и дипломированные специалисты, изучившие вышеперечисленные понятия, жизненной позицией которых становится — «я целитель, потому что это написано в дипломе». В принципе такие психотерапевты, даже участвуя в этой игре, могут принести большую пользу.

Другой причиной возникновения «психиатрии» как игры может послужить провокация самих пациентов, которые подспудно ищут слабых психотерапевтов, переходя от одного к другому, чтобы убедить себя и окружающих в том, что их выздоровление невозможно. В таких случаях даже последующее обращение к высокопрофессиональному специалисту крайне затрудняет лечение.

Зачастую в «психиатрию» могут играть и опытные участники психотерапевтических групп. При появлении нового пациента, выслушав его историю, начинают задавать ему различные вопросы, чтобы интерпретировать услышанное. При этом вопросы не прекратятся, пока рассказчик не перестает на них отвечать. Тогда у опытного члена группы сразу возникает мысль, иногда высказанная вслух: «Если бы вы ответили на мой вопрос, то это бы пошло вам на пользу. Я же сделал все, что мог». Новые пациенты с удовольствием включаются в навязываемые трансакции и подыгрывают остальным членам группы, отвечая на их вопросы невпопад, либо наоборот, давая четкие и ясные ответы, чем вводят их в замешательство и возмущение. В обоих случаях игра имеет положительный эффект для терапии всех участников группового сеанса.

«Оранжерея».

«Оранжерея» — это разновидность игры «психиатрия», в которой участвуют молодые специалисты в области медицины, психологии и гуманитарных наук. В шуточной форме она может существовать и просто в компаниях таких людей. Например, используя избитую фразу «Ты хочешь поговорить об этом?», можно инсценировать сеанс у психотерапевта. Ничего вредного в этом случае игра не приносит, а способствует обучению студентов, символизируя некие его этапы.

Принимая участие в групповых сеансах психотерапии, недавние выпускники мединститутов начинает с того, что преподносят членам группы какое-либо чувство, которое они считают «подлинным», и добиваются его обсуждения. Это напоминает прогулку по оранжерее, где выносимый на обсуждение предмет – это цветок, которым нужно восхищаться. Опытный психотерапевт не должен прерывать это любование, а только внести ясность в плане того, что для полной картины необходимо препарировать этот «цветок». Но игра «оранжерея» в определенный момент требует прекращения, иначе она затянется на годы, а у молодого специалиста сложится ложное мнение о том, что он стал гораздо опытнее и профессиональнее своих коллег, чего на самом деле не происходит.

«Вознаграждением» в игре является возможность выразить свои чувства и одновременно избежать любой близости, ограничивая возможную реакцию окружающих на проявление таких чувств.

«Неимущий».

В игре «неимущий» принимают участие некоторые из клиентов «Служб занятости населения» и агентств по улучшению благосостояния граждан, что в принципе одно и тоже. Она является спутницей игры «я всего лишь пытаюсь помочь вам». Механизм прост и заключен в двух ключевых фразах: 1. Сотрудник – «Я попытаюсь помочь вам» /при условии, что ничего не получится/. 2. Клиент – «Я буду искать работу» /при условии, что найти ее не обязательно/. Очевидно, что игра будет иметь место только в том случае, когда такой клиент нарвется на такого сотрудника. Иначе игра будет остановлена.

Оба участника остаются довольны результатами игры – один получает заработную плату и длительное время не теряет клиента, второй – спокойно живет на пособие по безработице.

Условия прекращения игры «неимущий» очевидны – необходимо потребовать отчета у клиента о том, куда они обращались в поисках работы, причинах отказа и так далее /зачастую предъявить в таких случаях нечего/. Радикальный способ  — прекратить выплату пособия.

«Крестьянка».

Примером игры «крестьянка» может служить достаточно распространенная ситуация, когда некая недальновидная особа, обратившись к врачу по поводу заболевания, например, почек получает не только профессиональную консультацию доктора, но и становится «учебным пособием» для молодых специалистов. Врач показывает ее студентам, описывает все симптомы болезни, методы лечения и, в конце концов, выдает пациентке рецепты. «Крестьянка» возвращается домой и никакого лечения не предпринимает. Причины могут быть разные – отсутствие времени, денежных средств и так далее. Но она полностью удовлетворена визитом к врачу, восхищена его мастерством, о чем постоянно упоминает в своих кругах общения, а рецепт хранит как святыню.

Игра может иметь характер подлинной и лицемерной. В первом случае врач действительно профессионал, его лечение вполне было бы действенно, а пациентка искренне верит в его целительский дар. Во втором она лукавит, что восхищена способностями доктора, восхищается им и как только последний «покупается» на эти трансакции, тут же выставляет его в смешном виде  и уходит к другому специалисту. Аналогичная ситуация вполне может возникнуть и в общении психотерапевта с такой клиенткой. Здесь он должен четко определить характер игры. Если она искренняя, то на первых порах можно и подыграть, пока не дан полный анализ состояния пациентки. Если же трансакции носят лицемерную форму, то пресечь ее необходимо сразу, что, безусловно, вызовет возмущение и гнев инициатора, по которым уже можно начинать анализировать игру, выявлять причины ее возникновения и строить стратегию лечения. Уникальность игры «крестьянка» состоит в том, что в ее лицемерную форму играют достаточно грамотные и интересные люди. И если доктор помогает им выйти из таких трансакций, то зачастую пациенты становятся отличными друзьями.

«Дурачок».

Существуют две формы игры «дурачок» — легкая и угрюмая. В первом случае жизненная позиция игрока  такова – «я — дурачок и давайте смеяться весте над моей глупостью». Вторая разновидность – «да, я тупой, но таким уж я родился, сделайте со мной что-нибудь». Обоим вариантам  свойственна депрессивная позиция «водящего». Следует отличать «дурачка» от игры «растяпа», где инициатор всегда ждет прощения за свои нелепые поступки. Здесь же прощение не требуется, игроку необходимо лишь, чтобы окружающие на словах или действиями признали его дураком. Человек реально будет вести себя как клоун, но хочет при этом, чтобы отношение к  его поведению было более чем серьезное.

Так как «водящий» всегда личность депрессивная, то какова  бы ни была реакция на его поведение, он все равно в душе будет обижен на окружающих. Пусть вы не обращаете внимания на чудачества игрока или смеетесь над ним – результат один и тот же – обида и депрессия. А убеждать инициатора в том, что он вовсе не глуп – занятие абсолютно бесполезное.

Но выход из игры «дурачок» все равно есть. В легкой форме — это просто  перестать смеяться над поступками «водящего» и не бранить за различные оказии. В этом случае, прекратив играть, «дурачок» может выбрать вас своим лучшим другом. Прекратить же угрюмую форму игры очень сложно, необходим индивидуальный психотерапевтический подход к каждому игроку, анализ психодинамики развития трансакций и причин их возникновения.

Заключение.

В заключение цикла статей о социальных играх хочется отметить несколько важных факторов, которые необходимо учитывать при их анализе. Наиболее активными участниками любой игры становятся люди с утраченным душевным равновесием. Если интенсивность трансакций таких игроков может привести к возникновению более тяжелой формы игры, то следует задуматься о своевременном направлении их к психотерапевту. Не стоит ограничиваться только математическим анализом социальных трансакций между людьми, поскольку он основывается только на рациональной стороне вопроса, в то время как трансакционный анализ рассматривает именно нерациональные и даже, иррациональные игры, которые и составляют основу общения.

Трудно переоценить значение социальных игр для любого человека в обществе. Игры, в которые играют люди, передаются на протяжении нескольких веков из поколения в поколение. Любая характерная для конкретного человека трансакция имеет корни в его детстве. Легко можно проследить, что такие же игры были свойственны его родителям и более далеким предкам. В итоге человек подыскивает для совместной жизни личность, играющую в аналогичные либо подобные игры. В этом состоит историческое значение игр.

В любой семье основой воспитания ребенка является обучение его тому, в какие игры следует играть, а в какие нет. Причем для разных культурных сообществ и социальных прослоек характерны различные варианты игр. Данные факты подтверждают культурное значение игр.

Времяпрепровождение в любой компании и социальной ячейке постепенно наскучивает, а основ для истинной близости между людьми еще не появляется, поэтому «соединительной тканью» между этими понятиями служат именно игры. Прежде чем вступить  в близкие отношения люди присматриваются и притираются друг к другу, участвуя в различных играх, которые составляют основу общения. Это определяет  социальное  значение игр.

И последнее, человек подбирает себе друзей, супруга или партнеров из числа тех людей, которые играют в те же игры, что и он. Поэтому каждый из нас стремится к общению в тех кругах, где можно их встретить, тем более, что в другом обществе нас не примут по причинам несоответствия игр. В этом —  личностное значение игр.

Так что «поиграть» бывает полезно, но в меру. Истинное счастье человека — в близости, а еще точнее — в его способности к близости. Для того, чтобы развить в себе эту способность, часто бывает достаточно овладеть определенными техниками общения и избавится от негативных и ошибочных установок, но об этом читайте в других статьях, например, из цикла «Улучшаем отношения с партнером» или  «Ошибки мышления«.

Google Bookmarks Memori.ru МоёМесто.ru

Сохраните страницу в закладках (кнопки выше) или подпишитесь на журнал по e-mail:


Прокомментируйте

Пожалуйста, решите пример: