Главная » Гармони«Я»

Подпишиcь на RSS или Почтовую рассылку

Интернет как наркотик

Психолог и жизниСтатистика показывает, что в наши дни почти у половины пользователей «всемирной паутины» в той или иной степени наблюдается интернет-зависимость. Специалисты утверждают, что подобная зависимость – нарушение психического состояния, такое же тяжелое и трудноизлечимое, как и алкоголизм или наркомания.

По данным медиков, на физическое здоровье человека негативно влияет не только сама работа с компьютером, но и некоторые сопутствующие обстоятельства. Так, от постоянного мерцания монитора устают глаза, портится зрение и пропадает аппетит, а интенсивное электромагнитное излучение в помещении, где стоит действующий компьютер, бьет по иммунитету. Плохо оборудованное рабочее место же и неудобная поза пользователя ведут к головным болям и другим болезням сердца и сосудов, проблемам с опорно-двигательным аппаратом и мочеполовой системой, а потребность постоянно подстегивать внимание чашкой кофе или чая – к нарушениям пищеварения и нестабильности в работе желудочно-кишечного тракта.

Но чрезмерная увлеченность пребыванием в интернете приводит не только к соматическим расстройствам, для психики она оборачивается еще более серьезными проблемами. Если до недавних пор интернет-зависимость расценивали как форму азартного поведения, то теперь медики приходят к выводу, что это все же психическое заболевание. Причем настолько распространенное, что впору говорить об эпидемии.

Увлеченные пользователи интернета, волей обстоятельств лишенные возможности выйти в Сеть, ощущают что-то вроде наркотической ломки. В первый день человек испытывает легкое раздражение и упадок настроения, которые пока еще можно списать на плохую погоду, бессонницу и прочие мелкие неприятности. В следующие день-два нарастает потребность в получении свежей информации, обостряется желание запустить мессенджер, проверить электронную почту, из-за невозможности сделать это настроение падает «до нуля». К четвертому-пятому дню наступает кризис – накопившееся раздражение вымещается на ни в чем неповинных предметах обихода, а то и на близких людях. Затем кризис сменяется апатией, которая может продолжаться до момента возвращения в интернет.

Впервые об онлайн-зависимости заговорили более 10 лет назад. В 1994 году на сайте психолога из США Кимберли Янг был размещен тест, на который ответило около 500 человек. 400 ответов позволили Янг отнести их авторов к интернет-зависимым. В число признаков сетевой болезни, по версии Янг, входили острое желание как можно скорее выйти в сеть, потребность постоянно проверять электронную почту, а также продолжительное пребывание за компьютером и рост расходов на интернет, вызывающие недовольство близких.

К концу прошлого века в Европе и Америке проблемами интернет-зависимости (Internet Addiction Disorder, IAD) занялись специализированные психологические службы. Примерно тогда же психотерапевт из Великобритании Марк Гриффитс предложил условное деление потенциальных пациентов на две группы: 1) те, кто получает удовольствие от игры или от общения в чате – зависимость первого порядка; 2) те, кто использует компьютер и интернет, чтобы отгородиться от проблем в реальной жизни – зависимость второго порядка.

По последним данным, во «всемирной паутине» люди, у которых в той или иной степени прослеживается сетевая зависимость, предпочитают общаться в чатах, на форумах или в онлайн-дневниках (37%), играть в различные игры (28%), принимать участие в видеоконференциях (15%), просматривать почту (13%). И совсем немногие относятся к интернету только как к источнику необходимой информации – ищут нужные сведения или знакомятся с последними новостями.

Получается, что абсолютное большинство – более 90% интернет-зависимых – в виртуальном мире «висят» на общении. При этом, разумеется, нельзя утверждать, что каждый, кто общается в Сети, непременно зависим от интернета. Некоторые психологи в этом случае пользуются сравнением с алкоголем: если человек изредка выпивает с друзьями, вряд ли кто-нибудь назовет его алкоголиком, но частое распитие спиртного в одиночку – это уже начало болезни. Так же нельзя назвать больным пользователя, который  поболтал по «аське» с приятелями, выделил время на онлайн-игру, а затем выключил компьютер и в хорошей компании отправился в кино или спортзал. Тот же, кто проводит за компьютером сутки напролет, не желая замечать, что за пределами комнаты идет реальная жизнь, самое малое – в группе риска.

И все же причиной сетевой болезни чаще всего становится одиночество, нежелание или невозможность найти себе другое занятие, тогда как виртуальная реальность дает возможность отрешиться от гнета житейских проблем и неурядиц. Немаловажную роль играет и кажущаяся легкость виртуального общения – легкость, прежде всего, из-за анонимности. Большая часть чатов, форумов и игр не требует от пользователя высказываться непременно под настоящим именем (исключением является ряд социальных сетей типа «Одноклассников», где использование «ника» — сетевого псевдонима, изначально не имеет смысла).

Это, в свою очередь, позволяет человеку декларировать взгляды и принципы, не принятые среди его реального окружения, примерять на себя независимо от пола и возраста любую маску – от юной невинной девицы до участника всех возможных боевых действий или финансового воротилы, устраивать любые розыгрыши, далеко не всегда безопасные. Так, в прошлом году в США 49-летнюю женщину судили за доведение до самоубийства 13-летней девочки – женщина под видом 16-летнего мальчика познакомилась с будущей жертвой, флиртовала с ней, а затем, спровоцировав жестокую ссору и разрыв, выложила приватную переписку на всеобщее обозрение. Этот, с позволения сказать, «розыгрыш» был затеян как месть жертве за то, что та чем-то обидела дочь подсудимой. Девочка, не перенесшая виртуальной травли, свела счеты с реальной жизнью.

Предрасположенность к интернет-зависимости, по мнению психологов, может быть врожденной: физические недостатки, а также такие свойства личности, как скрытность, стеснительность, могут быть как приобретенными, так и обусловленными генетически.

Крайне уязвимый интроверт, имеющий массу фобий и неуверенный в себе, — таков портрет интернет-зависимого человека. И основное лечение такого больного состоит в том, чтобы убедить его, что реальная жизнь не менее, а то и более привлекательна, чем виртуальная. Сделать это возможно, но без устранения причин зависимости – той самой неуверенности в себе, чрезмерной уязвимости, без избавления от страхов, о полном излечении говорить не приходится: зависимый по натуре человек, избавившись от привычки к сетевому «кайфу», может заменить ее алкоголем, наркотиками или попытаться найти духовную поддержку в каких-либо религиозных сектах.

В наши дни, спустя десятилетие после того, как медики впервые обратили внимание на онлайн-зависимость, на борьбу с ней выделяется гораздо больше сил и средств. В Китае, например, сетевую болезнь признали национальной проблемой и начали лечить принудительно. Курс лечения продолжается две недели и состоит из медикаментозного лечения, психотерапии и обязательных физических упражнений. В России же все только начинается — я имею в виду лечение, а не проблему – интернет-зависимость у нас цветет пышным цветом): проблемой интернет-зависимости всерьез занимается всего несколько специалистов.

Google Bookmarks Memori.ru МоёМесто.ru

Сохраните страницу в закладках (кнопки выше) или подпишитесь на журнал по e-mail:


Прокомментируйте

Пожалуйста, решите пример: